Арт-терапия
Терапия творчеством

Арт-терапия в теории и практике



Форма входа

Логин:
Пароль:




Главная » Библиотека по арт-терапии » Арт-терапия
Д.А. Яковлев

Апробация проективного теста "Рисунки животных"

Журнал практической психологии и психоанализа, №3 сентябрь 2000 г
Полный вариант статьи в прикреплённом файле


Психолог, аспирант кафедры акмеологии и психологии профессиональной деятельности
Российской академии государственной службы при президенте РФ
http://www.projection.boom.ru/index.html

Со времен выхода в свет знаменитой "Психодиагностики" Германа Роршаха прошло уже семьдесят лет; столько же длятся споры вокруг предложенного им метода; тесты, разработанные позднее другими исследователями, вызывают не меньшие дебаты.

Противники проективных методов подвергают сомнению все, что только возможно: по их мнению, валидность и надежность проективных тестов крайне низка, неясны переменные, исследуемые с их помощью; в конце концов, они считают, что не совсем понятны даже теоретические основы проективных тестов.

Тем не менее, мы считаем, что создание новых проективных тестов вполне оправданно уже хотя бы потому, что вряд ли существуют другие методы, которые позволяют получить столь богатую и интересную информацию о внутреннем мире субъекта; что же касается широко известных их недостатков, то они, в конечно счете касаются прежде всего качества интерпретации результатов. Но, как справедливо сказано, плохих тестов - есть плохие психологи.

Ниже мы предлагаем описание нового проективного теста, основанного на принципах, несколько отличных от общепринятых.

1.1 Описание теста.

Стимульный материал теста представляет собой пять рисунков с изображением вымышленных существ неопределенного пола и возраста.

Апробация проективного теста "Рисунки животных"

Апробация проективного теста "Рисунки животных"

Апробация проективного теста "Рисунки животных"

Апробация проективного теста "Рисунки животных"


Апробация проективного теста "Рисунки животных"

Инструкция для испытуемого:

"Пожалуйста, рассмотрите внимательно эти рисунки. Попробуйте составить рассказ по каждому из них. Поскольку для выполнения этого задания необходимо проявить как можно больше фантазии, правильных или неправильных ответов нет. Вы можете рассказывать все, что считаете нужным."

Если испытуемый испытывает затруднения, необходимо повторить инструкцию, подчеркнув, что задание предназначено для выявления способности к воображению, фантазии и т.д.

Исследование можно проводить как в устном, так и в письменном виде. Мы, однако, полагаем, что письменная форма все же предпочтительнее: во-первых, в этом случае испытуемый получает лучшую возможность настроиться и сосредоточиться, во-вторых, вне всякого сомнения, письменный текст значительно удобнее анализировать.

Возможны три уровня интерпретации результатов:

         1. Анализируются стилистические особенности рассказов, богатство/бедность словарного запаса, логичность и связность изложения и т.д. Культурный и интеллектуальный уровень испытуемого, оригинальность/стандартность мышления, богатство ассоциаций – все эти переменные могут быть также выявлены в соответствии с принципами, которые будут изложены ниже. Уже на этом этапе анализа в отдельных случаях могут быть диагностированы некоторые виды патологии мышления: резонерство, паралогичность, обстоятельность и пр.
         2. Потребности испытуемого, его мотивы, установки и отношения, наличие и характер внутренних и внешних психологических конфликтов, механизмы психологической защиты – все эти феномены являются объектом анализа второго уровня. Следует отметить сразу, что интерпретация результатов данного теста не основана на предположении об идентификации испытуемого с персонажами рисунков, как это постулируется некоторыми авторами проективных тестов (ТАТ); таким образом, нами предложена принципиально новая схема выявления и анализа перечисленных выше переменных.
         3. Нам представляется, что некоторые детерминанты, выявленные в тексте испытуемого, позволяют сделать вывод о наличии и степени выраженности в личности таких факторов, как "невротизм" и "психотизм". Третий уровень интерпретации результатов направлен на выявление этих факторов.

Тест предназначен для лиц в возрасте 16 лет и старше.

Длительность проведения тестирования (письменная форма) – 1 час.

Первый уровень анализа результатов:

Безусловно, основным критерием анализа на этом уровне является интуиция психолога. Трудно дать какие-то рекомендации относительно того, в каком случае словарный запас является достаточным, а в каком – не вполне, не может быть также и четких инструкций о детерминантах, свидетельствующих о высоком либо низком культурном уровне испытуемого. Однако анализ подобного рода, несмотря на его безусловную субъективность, дает все же достаточно информации, игнорировать которую было бы легкомысленно.

По нашему мнению, богатый словарный запас, связный стиль изложения, четкое выражение своих мыслей, одним словом, все то, что делает текст интересным и хорошо читаемым с художественной точки зрения, – вот признаки, несомненно свидетельствующие о достаточно высоком интеллектуальном уровне испытуемого. Уместно здесь было бы сослаться на Г. Айзенка, который считал, что "знание родного языка связано с умственными способностями человека. В конечном счете, пополнение словарного запаса ограничивается скорее недостатком способностей, чем внешними причинами"1. Свидетельством же достаточно низкого интеллектуального уровня является бедность ассоциаций и опора при интерпретации предложенного стимульного материала на внешние признаки ("это существо похоже на…"). Конечно же, в данном случае речь не идет об оценке интеллекта в психометрическом смысле, и было бы странно говорить об этом, однако, как нам кажется, оценить уровень интеллекта в терминах "высокий", "выше среднего" или "средний" – вполне уместно.

Свидетельством оригинальности ассоциаций является наличие в тексте испытуемого образов, существенно отличных от общепринятых. Так, существо на рисунке 3 большинством испытуемых интерпретируется как "маленький дракон". Вне всякого сомнения, оригинальная характеристика этого рисунка как "простой мужик, вернувшийся из командировки", является свидетельством нестандартности мышления.

Диагностика патологии мышления основана на общепринятых в клинической психологии и психиатрии критериях.

Второй уровень анализа результатов:

Как уже было сказано выше, интерпретация результатов исследования не основана на предположении об идентификации испытуемого с "героем" стимульного материала. Несмотря на то что нами были получены экспериментальные данные, свидетельствующие о проекции некоторых личностных диспозиций испытуемых при восприятии и интерпретации стимульного материала (подробнее см. ниже), нам представляется, что было бы сильным упрощением считать, что "рассказ испытуемого, в сущности, это рассказ о нем самом"2, как это часто принято при работе с проективными тестами. Проекция, по нашему мнению, – это не только самоотождествление. При восприятии и интерпретации стимульного материала испытуемый может идентифицировать "героя" не только с самим собой, но и со значимым для него лицом (проекция как трансфер) либо приписать ему личностные качества, которыми он в действительности не обладает, но желал бы обладать (так называемая комплиментарная проекция).

Таким образом, проекция понимается нами не только как приписывание своих осознанных либо неосознаваемых качеств другим людям, но как способность, склонность и готовность индивида воспринимать и интерпретировать окружающий мир в соответствии с прошлым опытом и особенностями его личности, причем неструктурированный стимульный материал способствует актуализации этого процесса.

Таким образом, основными направлениями интерпретации второго уровня являются: 1) исследование "образа мира", реконструируемого испытуемым при выполнении задания; 2) анализ "характеров" персонажей и особенностей их отношений с другими; 3) анализ отношения автора к персонажам.

Как правило, испытуемые не ограничиваются (за исключением лиц с низким уровнем интеллектуального развития) простым приписыванием качеств персонажам рисунков. Чаще всего они склонны помещать их в некий "мир", в котором и происходят разнообразные события. Речь не идет о попытках логического объяснения "уродливости" персонажей (техногенная катастрофа, следствие мутаций, эксперименты ученых). На страницах рассказов зачастую разворачиваются увлекательнейшие события, – персонажи рисунков ведут между собой кровопролитные сражения или выступают как одна семья, в которой царит атмосфера дружбы и взаимопонимания. Как нам представляется, модель мира, конструируемая испытуемым, является отражением его действительного представления об окружающей его действительности.

"Основной темой" мы считаем повтор одного и того же сюжета более чем в двух рассказах. Как нам представляется, "основная тема" является отражением действительных переживаний индивида и понимается, таким образом, как проекция личного опыта испытуемого в рассказе. В ней могут отразиться фрустрация потребностей испытуемого, внутренние и внешние психологические конфликты и пр. Анализ "основной темы" требует, однако, крайней внимательности и осторожности. Так, забота о здоровье (проявляющаяся в рассказах часто как тема болезни персонажей) может свидетельствовать о наличии соматического заболевания у испытуемого; в то же время, это может говорить об ипохондрической настроенности индивида.
Третий уровень анализа результатов:

Как уже было сказано выше, это уровень интерпретации предполагает выявление в соответствии с определенными принципами уровня выраженности в личности таких факторов, как "невротизм" и "психотизм". Остановимся вначале на определении содержания этих факторов.

Фактор "невротизм" в целом совпадает с понятием невротической личности в клинической психологии и так называемой "малой" психиатрии. Кроме того, за основу представленного ниже описания был взят фактор, выделенный как ортогональный в моделях личности Г. Айзенка ("невротизм") и Р.Б. Кэттелла ("мобилизация энергии – невротическая регрессия") и в четырехуровневой модели личности В.М. Мельникова и Л. Т. Ямпольского 3.

Лица с высоким уровнем невротизма отличаются ситуативной и личностной тревожностью, стремлением избегать неудач и эмоциональной лабильностью. В реальной жизни их отличает неспособность наладить адекватные межличностные отношения, неуверенность в собственных силах и боязливость. Они чрезвычайно впечатлительны и ранимы, их представления о жизни часто основаны на уверенности в том, что они являются объектом агрессии со стороны более сильных. Себя они оценивают как слабых и беспомощных, для них весьма характерна неадекватно низкая самооценка.

Для таких лиц может быть характерно преувеличенное внимание к своему здоровью, в отдельных случаях достигающее уровня сверхценных идей. Многочисленные жалобы на самочувствие могут иметь реальную почву, однако не исключаются и ипохондрические включения.

Все эти особенности резко проявляются в ситуациях, требующих мобилизации сил и энергии. Даже незначительные конфликтные ситуации приводят к утяжелению и усложнению описанной выше симптоматики.

Лиц со слабой выраженностью в личности описываемого фактора отличают хорошая работоспособность, адекватное отношение к себе и другим, зрелые представления об окружающей действительности, отсутствие беспокойства по поводу межличностных отношений и уравновешенность.

Диагностическими критериями наличия высокого уровня невротизма являются следующие признаки:

    * описание персонажей рисунков как слабых, нуждающихся в защите и опеке;
    * представление их как объектов агрессии со стороны более сильных;
    * наличие "основной темы", связанной с заботой о здоровье, сложными межличностными отношениями, планами, нереализованными по независящим от персонажей обстоятельствам и пр.
    * страхи персонажей разного рода.

Описание фактора "психотизм" также основано на приведенных выше источниках (фактор "психотизм – нормальность" Г. Айзенка и "реализм – психотическая тенденция" Р.Б. Кэттелла; структурно-иерархическая модель личности В.М. Мельникова и Л.Т. Ямпольского).

Лиц с высоким уровнем психотизма характеризует аутизм и отгороженность от событий окружающей действительности. Их отличает "странное понимание обстановки, странности в логических операциях, своеобразные воззрения, а также манера выражаться".4Можно сказать, что они живут по законам своего внутреннего мира и они, эти законы, кажутся им значительно более важными, чем общепринятые. "Подобная личность, – по словам Рональда Лейнга, – не может ощущать себя "вместе" c другими, "в своем доме" в мире, но, напротив, ощущает себя безнадежно одинокой и изолированной от других".5

Их мысли, поступки и эмоции кажутся окружающим странными, что нисколько не угнетает таких лиц.

Мышление таких лиц характеризуется алогичностью и парадоксальностью. Вполне можно было бы сказать, что они склонны видеть в простом сложное и усложнять простое. Высказывая порой необычайно глубокие суждения по поводам, ставящим обычных людей в тупик, они с таким же успехом могут испытывать затруднения, решая, казалось бы, простейшие мыслительные задачи. В то же время они зачастую отличаются очень высоким уровнем творческого мышления, богатством воображения и фантазии.

Их эмоциональное реагирование так же парадоксально, как и мышление. Они могут поражать окружающих нелепыми, с точки зрения последних, реакциями. По незначительному, казалось бы, поводу они способны прийти в ярость, в равной степени они способны сохранять самообладание в ситуациях, ставящих других на грань нервного срыва. Кроме того, по мнению В.М. Мельникова и Л.Т. Ямпольского, в неструктурированных изображениях они склонны видеть "много угрожающих объектов".6 Их интересы отличаются своеобразием и интеллектуальной сложностью. Их волнуют проблемы метафизические, оставляющие равнодушными большинство людей и не имеющими, в общем-то, никакого отношения к повседневной жизни. "Известное выражение "primum vivere, deinde philosophari" ("сначала жить, а затем философствовать") оказывается у них трансформированным в положение "primum philosophari, deinde vivere".7

Таких лиц отличает склонность к самоанализу, рефлексии и хорошо развитая способность к интроспекции.

Лица с низким уровнем психотизма характеризуются высокой степенью конформности. О них весьма справедливо сказано, что "они есть то, что есть их окружение".8 Их отличает отсутствие инициативы и самостоятельности в принятии решений. Мышление таких лиц отличается конкретностью и отсутствием оригинальности.

Свидетельством высокого уровня психотизма являются следующие признаки:

          o оригинальные образы, сравнения и ассоциации;
          o своебразная логика изложения;
          o феномен "потока сознания";
          o рассказы комментирующего характера;
          o включение в рассказ самого себя;
          o относительная независимость реакции испытуемого от стимула.

Под "потоком сознания" в данном контексте понимается изложение, лишенное сюжета в привычном смысле этого слова; испытуемый может делиться своими переживаниями, которые возникают у него при восприятии стимульного материала, рассказывать об образах, пришедших ему на ум и т.д.

В ходе выполнения задания испытуемый может также высказываться по поводу качества самого стимульного материала, выдвигать предположения относительно личности автора рисунков или рассуждать от его лица и т.д.

Необходимо учесть, что описываемые факторы, по мнению В.М. Мельникова и Л.Т. Ямпольского,9 часто не выступают обособленно, но сопутствуют друг другу (по их данным, уровень их взаимной корреляции составляет 0,570), что позволило им говорить о так называемом факторе психической нестабильности, объединяющем факторы невротизма и психотизма.

Анализ результатов апробации данного теста (подробнее об этом будет сказано ниже) позволил подтвердить, что эти факторы далеко не всегда можно выделить как отдельные и связи с этим нам кажется, что при интерпретации результатов исследования следует делать вывод о преимущественном наличии психотического или невротического компонента.

Представленные описания характеризуют лиц, находящихся на крайних полюсах континуума "наличие – отсутствие фактора". Чаще всего речь не идет о такой высокой степени выраженности описанных свойств. Представленные описания являются лишь моделями, которые должны быть использованы при интерпретации лишь в качестве ориентиров, дающих представление о личности испытуемого и демонстрирующие направления последующего диагностического поиска. Как нам представляется, интерпретация результатов исследования этого уровня позволяет лишь выдвинуть гипотезу о том или ином типе личности, которая должна быть подтверждена либо опровергнута при помощи других методов. Кроме того, выявление фактора "невротизм" или "психотизм" говорит не о наличии того или иного расстройства личности, но о невротической либо психотической готовности индивида.

В заключении необходимо отметить, что, по нашему мнению, представляемый тест ориентирован прежде всего на получение результатов третьего уровня интерпретации. Вне всякого сомнения, личностные конфликты, потребности особой значимости, особенности отношения к себе и другим могут и должны иметь свое отражение в рассказах испытуемых. Однако нам представляется, что основной задачей тестирования должно быть оценивание испытуемого с точки зрения наличия или отсутствия факторов невротизма и психотизма в соответствии с принципами, нами изложенными. Как нам кажется, речь может идти о выделении некоторых типов личности, обладающей определенными устойчивыми характерологическими особенностями. Насколько такое предположение верно – покажет дальнейший опыт применения теста.

Наивно было бы полагать, что данный диагностический метод позволяет сделать достоверные выводы о личности испытуемого в всей ее сложности и многогранности. Этот тест позволяет лишь выдвинуть некоторые предположения, нуждающиеся в дальнейшей проверке и ценность его, как и других проективных тестов, по нашему мнению, заключается в том, что результаты исследования часто дают возможность увидеть то, что обычно скрыто от психолога, анализирующего, в сущности, не личность испытуемого, но ничего не выражающие шкалы и баллы.

1.2. Апробация теста

Тест был апробирован на двух различных выборках: психически здоровые лица (студенты различных факультетов ОГУ) и больные, находящихся на лечении в Орловской областной психтатрической больнице.

Первая группа испытуемых насчитывала 104 человека. В том числе:

3 курс физико-математического факультета – 12 человек;

4 курс физико-математического факультета – 13 человек;

3 курс биолого-химического факультета – 19 человек;

1 курс факультета иностранных языков – 9 человек;

2 курс художественно-графического факультета – 26 человек;

2 курс исторического факультета – 25 человек.

Возрастной состав испытуемых:

17 лет – 9 человек;

18 лет – 44 человека;

19 лет – 29 человек;

20 лет – 16 человек;

21 год – 2 человека;

22 года – 2 человека;

24 года – 2 человека.

Тестирование проводилось в письменной форме.

Анализ результатов исследования позволил выделить стандартные сюжеты и ассоциации, а также так называемые "особые феномены", наличие которых в тексте испытуемого свидетельствует о тех или иных его личностных особенностях.

Выяснилось, что подавляющее число испытуемых (более двух третей от общего их числа) склонны давать следующие "рациональные" объяснения "существования" представленных на рисунках существ (см. таблицу):

Таблица 1:

Далекое будущее (сюда можно отнести и мотивы техногенной катастрофы, изменившей облик живущих на Земле существ)
   

22 (21,15%)

Далекое прошлое ("когда на нашей планете не было людей")
   

26 (25%)

Эксперименты ученых-генетиков
   

6 (5,8%)

Сказочные мотивы ("в некотором царстве")
   

5 (4,8%)

"на далеком острове в океане" (этот сюжет имеет множество вариантов: "далеко в джунглях" и пр.)
   

6 (5,8%)

В то же время в рассказах других испытуемых (20 человек) отсутствовали попытки поместить персонажей рисунков в какой-либо "мир"; такие лица без каких-либо объяснений сразу же приступали к описанию рисунков.

Кроме того, необходимо отметить, что большинство испытуемых в описании отдельных рисунков руководствовались соображениями внешнего сходства персонажей с известными им животными. Таким образом, преобладал описательный подход в интерпретации стимульного материала ("это животноепохоже на…").

Нами были проанализированы типичные оценки каждого из пяти рисунков (по материалам применения метода личностного дифференциала).

Так, рисунок 1 подавляющим большинством испытуемых был охарактеризован как обаятельный, добросовестный, молчаливый, замкнутый, добрый, отзывчивый, справедливый, расслабленный, спокойный, дружелюбный, честный, невозмутимый.

Рисунок 2: молчаливый, упрямый, несправедливый, уверенный.

Рисунок 3: добросовестный, добрый, отзывчивый, справедливый, спокойный, дружелюбный, честный.

Рисунок 4: сильный, молчаливый, упрямый, независимый, деятельный, решительный, энергичный, напряженный, уверенный, неискренний, самостоятельный.

Рисунок 5: сильный, упрямый, эгоистичный, независимый, деятельный, черствый, решительный, энергичный, напряженный, враждебный, уверенный, неискренний, самостоятельный.

82 человека (78,8%) по каждому рисунку составляли отдельный рассказ; однако достаточно большое количество протестированных лиц объединяли свое повествование в один более или менее связный текст (22 человека или 21,2%).

Приведем пример типичного, с относительно сказанного выше, текста (О.Р., 17 лет, факультет иностранных языков):

Рисунок 1:

На первом рисунке изображено животное, которое, по моему мнению, должно жить в огромном озере. На вид оно очень спокойное. Передвигается очень медленно. Я думаю, что когда-то очень давно жили люди на берегу моря. На разных поверхностях камней, на песке, они рисовали это животное. Они верили, что оно делает море спокойным. И когда море бушевало, они приходили на берег и просили его успокоить воду. Раз в году они устраивали праздник, и к изображению животного приносили всевозможные дары или фрукты, даже ракушки. И все жители радовались и жили спокойно и счастливо. Они никогда на него не обижались, всегда в него верили.

Рисунок 2:

Второе животное живет среди скал. Днем оно прячется в пещеру, а ночью выходит добывать себе пищу. Оно может быть дружелюбным, но если его разозлить, может ударить своими длинными лапами. Передвигаясь, оно прыгает, иногда для поддержания равновесия оно упирается на передние лапы. Этими лапами оно может очень хорошо ловить рыбу в реке. Оно очень любит рыть землю и своим носом доставать червяков. Это животное может менять цвет, в зависимости от того, день это или ночь, от погоды, от окружающего места. У этих животных существует своя семья. Самки отличаются от самцов. На рисунке изображен самец, он отличается от самок шишечкой на голове.

Рисунок 3:

Это животное выглядит безобидным. По его виду я могу сказать, что оно живет в горной местности, но возле воды. Оно имеет удобные лапы, чтоб переплывать воду. Его тело покрыто перьями серого цвета, которые быстро сохнут, что позволяет ему быстро взлететь, махая своими крыльями. Оно очень любит есть плоды горных деревьев, а также морские водоросли. Можно сказать, что это – очень красивое животное, его голову украшают мощные рога, но иногда они ему мешают.

Рисунок 4:

Это животное живет в лесу. Оно имеет оперение, которое окрашено в разные цвета. Это позволяет ему быть незамеченным. Оно хорошо цепляется своими когтями за ветки, может передвигаться по деревьям. Это животное обладает хорошим слухом, это видно по его большим ушам. Оно очень хитрое, никогда не дает себя обидеть, всегда может за себя постоять. Оно издает очень противные крики, которых боятся почти все животные леса.

Рисунок 5:

Пятый зверь самый агрессивный. Он живет в лесу. Это животное держит в страхе весь лес. Своим мощным хвостом оно может с одного удара убить. Это животное быстро бегает. Издает ужасающий звук, который похож на что-то среднее между рычанием и шипением. Чаще всего оно издает этот звук, перед тем как убить свою жертву. Больше всего оно проявляет свою агрессию ночью. Это ночное животное. Его лапы имеют когти, Оно может прыгать также по деревьям. У него очень крепкие зубы, поэтому свою жертву оно сначала своими клыками кусает, а потом проглатывает.

Стереотипность ассоциаций, стандартность сюжетных ходов, конкретно-описательный стиль изложения и, наконец, очевидная бедность словарного запаса – все это свидетельство, по всей видимости, достаточно низкого культурного и интеллектуального уровня испытуемой.

Этот текст не имеет смысла анализировать на более высоком уровне: его отличают крайняя стереотипность и бессодержательность. Справедливо было бы сказать, что он совершенно безлик; впрочем, вполне возможно, что это является свидетельством не только особенностей мышления испытуемой, но и характеристикой ее личности.

Нельзя исключать, что рассказы подобного рода могут быть написаны лицами с высоким уровнем алекситимии, которая определяется как "сниженная способность к вербализации эмоциональных состояний".10 Таких индивидов отличают, кроме трудности в описании своих эмоциональных переживаний, бедность фантазии и воображения и фокусированность скорее на внешних событиях, чем на внутренних переживаниях.

Интересны результаты исследования,11 проведенного в НИИ им. В.М. Бехтерева в ходе адаптации Торонтсткой алекситимической шкалы. Так, было показано, что средние оценки, получаемые здоровыми лицами по данному тесту, значительно отличаются от средних больных с психосоматическими расстройствами и больных неврозами (59,3 против 72,09 и 70,1 соответственно).

Таким образом, как нам кажется, было бы вполне справедливым предположить, что рассказы, подобные приведенному выше, могут быть написаны лицами, обладающими не только определенными особенностями интеллекта, но и свободными от разного рода невротических переживаний.

К "особым феноменам", отличающим рассказы отдельных испытуемых, мы относим:

рассказы, написанные от первого лица;

рассказы комментирующего характера;

необычные ассоциации;

включение в рассказ фигуры самого автора;

замечания личного характера.

Рассказ от лица изображенного на рисунке существа – феномен, встретившийся нам при анализе протоколов исследования этой группы испытуемых только в 4,8% случаев. По нашему мнению, подобные рассказы говорят в пользу гипотезы об прямой идентификации испытуемого с персонажем рисунка.

Под рассказами комментирующего характера мы подразумеваем тексты испытуемых (3,8%), в которых они склонны были рассуждать о, например, гипотетическом авторе рисунков, рассматривать предложенный стимульный материал с точки зрения его художественной ценности и т.д.

По нашему мнению, это свидетельствует о негативном отношении к исследованию и нежелании раскрывать в рассказе свой внутренний мир.

Необычные ассоциации – это, как уже было сказано, ассоциации, отличные от часто встречающихся, популярных. Сказанное относится не только к характеристикам персонажей рисунков, но и к сюжетным ходам, общему ходу повествования, "образу мира" и т.д. В той или иной степени к этой категори
Категория: Арт-терапия | Опубликовано 27.06.2009 | Просмотров: 7087 | Загрузок файла: 1191
© 2007-2017 Наталья Кузьмина