Арт-терапия
Терапия творчеством

Арт-терапия в теории и практике



Форма входа

Логин:
Пароль:




Главная » Библиотека по арт-терапии » Арт-терапия
Сидорова В.В.

Философия терапии творческим выражением и тенденции в современной психологии и современном искусстве.


Полная версия в прикреплённом файле

Совершенно невозможно игнорировать тот факт, что в сферах современного искусства, как и в сфере современной психологической практики, за последние десятки лет происходят глобальные изменения, расширяющие и изменяющие представления, существующие в обоих областях о природе сознания и в свою очередь изменяющие конфигурацию и виды самой психотерапии В теоретической психологии, появляется все больше изданий посвященных Consciousness Studies, проходит конференции посвященные проблемам исследования сознания. Сознание здесь берется в возможно широком контексте и исследования проводятся междисциплинарные на стыке психофизиологии, антропологии. исследования культур, психосемиотики, психолингвистики. Только начинает оформляться совершенно новое направление исследование сознания через искусство или посредством искусства. Сюда относятся как исследования посвященные восприятию искусства, психофизиологии мозга и искусства, посвященные феноменам синестезии, исследования знаменитых художников, так и исследования в области современного танца и искусства. На наш взгляд философия, на которую опирается терапия творческим выражением удачно отражает все эти современные тенденции.

Но для начала несколько слов об истории направления. По словам И.В. Бирюковой- пионера Терапии Творческим выражением в России, «интермодальная терапия творческим выражением является одним из молодых направлений психотерапии. Оно начало развиваться в 70-х годах 20 столетия. В начале центром его развития стал Лесли- колледж в штате Массачусетс, США. Shaun McNiff, Рaolo Knill, Norma Canner и др. открыли магистерскую программу по Терапии творческим выражением. И это было в самый разгар развития узкоспециализированных направлений терапии творчеством. И теперь, спустя 30 лет существует целая международная сеть учебных центров и институтов (около 20) в США, Канаде, в Европе (Швейцария, Дания, Германия, Финляндия, Швеция, Норвегия) и в Израиле. В 1994 году была создана Международная Ассоциация Терапии Творческим Выражением (International Expressive Arts Therapies) , которая объединила не только психотерапевтов, но и поэтов, художников, танцовщиков, певцов и музыкантов, т.е. людей искусства и преподавателей разных видов творчества.»

Вкратце перечислим эти тенденции, а потом проиллюстрируем их примерами, взятыми из терапии Творческим выражением.

1. Тенденция к полимодальности или использование различных видов искусств, для выражения, связанных с различными с модальностями. Такой подход связан с представлением о том, что один и тот же человек видит, слышит, двигается , смотрит , использует различные органы чувств и следовательно для него должно быть естественно выражаться, используя голос, движение, краски. Данный подход опирается на полиэстетическую теорию. И на восточную систему обучения, где занятия, музыкой, философией, эстетикой, визуальным изобразительным искусством существовала как одна традиция. Ту же тенденцию мы наблюдаем и в современном искусстве, когда, например, танцор на представлении может использовать голос, чтобы усилить эффект и т.д. Хотелось бы добавить, что согласно современному японскому философу Китаро Нисида, различие между наукой, моралью, религией, искусством, рассматриваются в качестве внешних, в глубине, каждый из перечисленных опытов включен в единый поток движения к доконцептуальному «чистому опыту».

Ту же тенденцию мы наблюдаем и в современном искусстве, когда, например, танцор на представлении может использовать голос, чтобы усилить эффект и т.д. В теоретической психологии исследования сознания это проявляется в исследованиях феноменов синестезии, а также в исследованиях процессах памяти - как и в сигналах каких модальностях кодируется информация.

Позвольте привести пример из практики групповой терапии творческим выражением, где участникам было предложено выразить в красках и линиях свои чувства, связанные с переживанием своей жизни сейчас и написать два-три слова, которые приходят на ум. После чего в парах было предложено, глядя на рисунок начать двигаться и затем сказать одно слово. Картина должна была вдохновлять движения. То есть был предложен переход в другую модальность. Одна из участниц после того как ее картина была протанцована заплакала и объяснила. Что она как будто увидела свою жизнь сейчас со стороны , что это она увидела себя «мотаемую из стороны в сторону». Повторив движения вместе с партнером они придумали танец, который бы отражал ее желаемое видение жизни в нем было больше устойчивости и прочности Несколько раз совершив танец перехода она закрепила этот опыт.

2. Тенденция воспринимать более однородно связку – тело-сознание. Подобная тенденция развивалась во всех направлениях современного танца, включая японское буто и в современной психотерапии получило очень мощное развитие, как многообразные телесно-ориентированные терапии Райха, Лоуэна, кинезиология и т.д.).

3. Тенденция к безоценочному выражению и беспристраному наблюдению за феноменами психоэмоциональной жизни, воспринимаемые не как «плохие и хорошие», «желательные и нежелательные», а как одно из проявлений сознания. Из этого положения вытекает представление об эстетической ответственности терапевта перед возникающим произведением и способности его в нужный момент инициировать переход к другой модальности. Концепция об эстетической ответственности опирается на философию феноменологии - где любой возникающий продукт –это феномен не означающий больше чем он есть. То есть отказ от чрезмерных интерпретаций. Здесь для терапевта есть скользкий момент заключающийся в том. как реагировать на творчество клиента безоценочно.

Выход найден в применяемой в терапии творческим выражением концепции aestetik response или Эстетический отклик, эстетический ответ, эстетическая реакция. Терапевт вместо интерпретации может ответить коротким трехстишием или движением Та же схема применяется при работе в группе, когда все участники группы или один – в ответ на перформанс или картину одного из участников- могут ответить на из выбор – звуком, мелодий, танцем или картиной.

4. Тенденция к импровизации, как возможности непосредственно наблюдать проявления жизни «сознания – тела», которое как известно функционирует как поток, живое непрекращающееся движение, где один образ, мысль, ощущение, чувство, движение сознания влечет за собой другое. В современной науке о сознании исследуется как наративность сознания. Очень активно используется в терапии творческим выражением, где есть понятия само разворачивающийся творческий процесс индивидуума и группы.

5. Тенденция к исследованию в психологической практике, а в искусстве и к выражению сноподобных состояний, пограничного состояния сознания. Одной из теорий, лежащих в основе терапии творческим выражением –является эстетическая теория – в которой – манифестация выражение через искусство – воспринимается как оформленное и усиленное выражение реалий сна и воображения.

6. Тенденция в современном искусстве в создании образа или череды образов, оставляющих пространство для полифонии восприятия и высвобождении ресурсов в сознании воспринимающего.(современный танец- Мин Танака ) Феномен эстетического восприятие - также сложен и трудно описываем как и природа самого сознания. Просто прибывая в этой полифоничности не объясняя и не интерпретирую терапия творческим выражение достигает своего эффекта.

7. Еще одной особенностью терапии творческим выражением является ориентация на создание готовых произведений искусств. В связи с этим терапевт должен быть сам художником и знать творческий процесс изнутри. ворческим выражением обязательно существуют арт-студии и терапевт обязан практиковать две арт-дисциплины также выставка, перформансы.

8. Тенденция исследовать миф и ритуал. Проявляющаяся в использовании ритуалов как в современном искусстве, так и в терапии творческим выражением очевидная связь различных видов творчества с ритуалами использование их в повседневной жизни. Трансперсональная теория также в различных своих аспектах является основой для терапии творчески выражением Часто группы по арт-терапии начинаются со складывания мандал из цветных платков или пения песен, посвященных земле, где устанавливается связь с землей, с временем года, что особенно актуально в больших городах. На группе или в индивидуальной терапии могут изготавливаться предметы, которые потом могут дома использоваться в домашних ритуалах. Например, стих может стать простой мантрой. Мы делали на группах – куклы «берегини»- участницы их шили сами соединяясь со своим женским аспектом защитницы. Также мы делали чашки для чайной церемонии- из глины- глина прекрасно впитывает эмоции, состояния. Каждой чашки было присвоено поэтическое имя – был совершен ритуал чаепития и я знаю, что многие из участниц продолжают их использовать дома.

9. Второй аспект трансперсональной теории проявляющийся в межличностном взаимодействии. Для меня по-прежнему остается мистикой и загадкой. Как случайно люди со сходными проблемами оказываются в одной подгруппе. И их арт-продукция проявляет это сходство. Здесь становятся видны феномены магнетизма. И каждая группа очень яркой метафорой жизни в целом. Где каждый из участников повторяет свои привычные в жизни стратегии, имея возможность выразить их творчески, увидеть изменить.

10. Искусство говорит на языке души, сердца. Это не философская категория. Но любовь является важной составляющей профессий терапевта творческим выражением. «В одной творческой мысли тысячи забытых ночей любви возвращаются к жизни опять с их величием и восторгом»

Уильям Блейк


Хотелось сказать несколько слов о существующих терминологических проблемах, для разрешения которых, возможно понадобиться созыв отдельной конференции уже среди российских практикующих терапевтов в области искусства, на которой также должны будут поставлены проблемы по образовательным стандартам в области арт-терапии в России, лицензированию, аккредитации арт-терапевтов.

Бирюкова И.В прошедшая обучение в Euwropenian Graduarte scoule по направлению Терапия творческим выражением поднимала вопрос об адекватном переводе самих названий. Термин «арт-терапия» для обозначения направления, связанного с использованием искусства в психотерапии уже прижился в России, отчасти, во многом благодаря деятельности А.И. Копытина. Но тем не менее в английском языке- термин arts –therapy , что можно перевести как терапия искусствами, что же касается art-therapy, то речь в данном случае идет о терапии с помощью визуального искусства, или изобразительного искусства, куда относится – живопись , лепка. Есть сомнения стоит ли сюда же относить фото и медиа арт , такая же ситуация с отсутствием единой терминологии для терапии посредством методов современного искусства – перформанса, инсталяции. Автор статьи полностью присоединяется к мнениям о необходимости разрешения этих и подобных вопросов.

П. Книлл, Х.Н. Барба, М.Н.Фукс Менестрели Души. Интермодальная терапия выразительными искусствами( по книге Paolo J.Knill,Helen N.Barba,Margo N.Fuchs "Ministrels of Soul" Intermodal Expressive Therapy, Toronto, Palmeston Press,1993, перевод Анны Пайковой)

Сущность искусств в исцелении

Чем же тогда занимается Терапевт искусствами,если не выписывает лекарств, не делает анестезии, не колет уколов,не дезинфицирует, не оперирует, не накладывает швов, не делает перевязок?

Его «лекарство» - это материал искусства,

Его анестезия – выдох и вдох животом,

Его уколы – наложение рук,

Его дезинфекция- это ощущения контакта с тем, чего касается рука,

Его хирургия– это разрешение боли быть выраженной,

Его наложение швов – это помощь в выявлении,

Его бинты – это ритуал, песня, музыка,

Танец, рассказывание историй, действо ,во-ображение.

Да, Инструменты могут быть разными?

Ибо исцеляет сама рана.

Красота

В основе всех видов философии искусства лежит ключевой вопрос: «Что есть красота?» Диалог, порожденный этим вопросом, охватывает поле эстетики. У каждого из нас есть чувство прекрасного, если не художественное, то человеческое. Но кажется, что в терапевтической комнате осознание этого является табу, основанном, возможно, на страхе того, что, отвечая прекрасному при работе с клиентом, мы становимся на позицию оценки в этой работе «хорошего» и «плохого», а это, в свою очередь, может неблагоприятно повлиять на самооценку клиента. Но подавляя наше эстетическое чувство, мы , так сказать, выбрасываем вместе с водой и ребенка, утрачивая один из самых ценных для привлечения исцеляющей силы искусств талантов и для достижения глубины психотерапевтических отношений.

Вопрос не в том, есть или нет место для эстетики в экспрессивной терапии. В большинстве случаев, конечно, есть! Вопрос скорее в том, как ее оптимально и ответственно использовать. Это вопрос, на котором мы сосредоточим здесь наше внимание.

Эстетика как академическая дисциплина относительно молода, если мы учтем, что дискурс о красоте появился уже в Древней Греции, но сама дисциплина была основана только в 1750 году Александром Готтлибом Баумгартеном. Его эстетика была основана на строго картезианской парадигме и прежде всего, рассматривала формальные аспекты объекта, воспринимаемого как источник эстетического объекта. Психологическая эстетика , представленная Иоганном Генрихом Чокке в 1793 году и позже – психологом Густавом Теодором Фехнером постулировала, что эстетическая эффективность рождается в жизни, которую мы, как наблюдатели, проецируем на объект ( Alesch , 1991, с. 29-33).

Если же мы исследуем эстетику способом, действительно, соответствующим, искусствам в психотерапии, способом, питающим душу, то необходимо выпрыгнуть за пределы традиционного понимания формальной эстетики, которая сама по себе имеет дело с идеальными формами, и за пределы упрощенного утверждения, что «красота лежит в глазах созерцающего». Напротив, мы сосредоточимся на феномене, который мы называем « эстетический ответ». Этот феномен характерен для людей, которые участвуют в художественном/творческом процессе как художники или актеры, и как свидетели (зрители). Этот феномен не становится мерой измерения красоты искусства по отношению к объективному идеалу. Скорее эстетический ответ описывает характерные способы бытия в присутствии творческого акта или произведения искусства, способы, затрагивающие душу, пробуждающие воображение, затрагивающее эмоции и мысли. Наша цель здесь – скорее сфокусироваться на качестве ответа, чем пытаться объективировать случаи, его вызывающие. Оценка подтверждает наше предположение, что эстетика занимает значимое место в теории и практике глубинной психологии.

Эстетический отклик и Эстетическая Ответственность

  Эстетический отклик , понятие, которое мы будем здесь использовать, - это определенная реакция, рождающаяся в теле, на происшествие в воображении, на художественный акт, или на восприятие художественного произведения. Когда ответ является глубоким и берущим за душу, мы описываем его как «трогательный» или «захватывающий дух» ( Atem - beraubend ). Наш язык подсказывает наличие связи образа и сенсорной реакции, которое Хилмман описывает как то, что выдает себя в быстром вдохе (или вдохновении ). Мы можем испытать его, когда находимся в присутствии прекрасного (1994), даже если иногда мы можем и не испытывать этого буквально.

Gendlin (1981) в своем методе фокусирования описывал эстетический ответ как «ощущение смысла»– феномен рождения «совершенно правильного» образа. Ощущение смысла предваряет переход к осознанию и к обостренному пониманию психотерапевтического процесса. Язык, который мы используем для описания этого феномена (например, «трогательно», «дух захватывает», «замирание сердца»), показывает такие аспекты этой реакции, как образность, чувственность и удивление. Ясность, связанная с ответом и с воздействием на дыхание выделяются также и Бюлером в том, что он называет опытом «Ага». Эта метафора применима в независимости от того, является ли этот опыт очень приятным, или он характеризуется переживанием боли и вызывает отвращение. Противоположное качество можно было бы назвать анэстезия , так сказать, тупость, неспособность реагировать.

Как же тогда мы сможем отличить отсутствие реакции вследствие того, что событие было недостаточно впечатляющим, от анестезии в ответ на захватывающее событие? Другими словами, когда пациент не может реагировать, например, на живопись, это происходит от скуки, возникающей в ответ на мало впечатляющую картину, или из-за того, что пациент находится в состоянии анестезии ? Осознание этого отличия приходит благодаря тщательной тренировке нас самих и наших клиентов в раскрытии чувств, распознавании эстетического ответа и использовании его в качестве инструмента. Различение этого очень важно для терапевта, потому что эстетический ответ может помочь достичь большей глубины. Более того, глубокие ответы, как сенсорные, так и эмоциональные, обладают способностью открыть дверь к Psyche . Это может произойти только, если мы уделим достаточно места в нашей работе для активации чувств до такой степени, когда доверие и уверенность будут способны порождать чувственный отклик.

Перед нами стоит особый вызов - преодолеть механизмы анестезии в сегодняшнем мире. Могло ли произойти то, что подлинная красота исчезла из нашей повседневной жизни до такой степени, что мы вынуждены прибегать к анестезии, чтобы защитить себя от ощущения оскорбительных реалий? Возможно, озабоченность современных терапевтов переживанием прошлых оскорблений нужно сопоставить с теми оскорблениями, которые происходят в настоящем; конечно, тогда эстетический ответ приобретет политическую окраску.

Эстетический ответ – это феномен, существующий в присутствии художественного продукта , в то время как эстетическая ответственность описывает феномен, относящийся к художественному процессу . Позже мы увидим, что нам нужно учитывать оба этих феномена, если мы хотим научиться использовать красоту как критерий в экспрессивной терапии.

Прежде всего, эстетический ответ, как мы увидели, сигнализирует о значимости возникающего образа, неважно, приятного или болезненного. Этот сигнал аналогичен тому, как теснота в груди сообщает об угрозе для сердца. Диалог с образом приводит к углублению его красоты и богатства, и к выявлению сущностных значений. Художественная работа или «продукты» охватывают целый спектр привлекательных и отзывающихся внутри образов, которые содержатся там, где Эрос ассоциируется с красотой. Эстетический ответ, таким образом, тесно связан с эротизмом, как будет отмечено при обсуждении эстетической ответственности.

Рассматривая изучение эстетической ответственности, Рудольф Арнхейм комментировал связь Эроса и искусства, утверждая, что художественный процесс может существовать вне «любовного чувства». Такое смещение в сторону Эроса необязательно очевидно в представленном объекте или теме. Это скорее ощущение, которое мы получаем от следов художественного процесса, оставленных в произведении искусства. Это следы «любовного чувства» ( Arnheim , 1987).

Внимание, которое мы уделяем этой теме или объекту, интенсивное поклонение художественному процессу вне пространства и времени, взаимопроникновение художника и объекта в страдании и радости, - все это качества, которые мы прилагаем к опыту любви к определенному объекту. Для платоников красота – это то, к чему можно испытывать сильное и горячее чувство. Эрос руководит философом или художником, - это тот же Эрос, которого мы знаем по мифу ( Armstrong , 1987, c . 61).

Кульминация эротического опыта в создании произведений искусства достигается в отпускании своей работы , когда она признана, и это иллюстрирует истинное отношение, не претендующее на обладание внутри опыта эротического вовлечения. Мы можем наблюдатьэти качества также и в процессах и в произведениях искусства «непрофессиональных» художников, в том числе детей и людей, проходящих терапию. Эти качества не являются необходимым критерием, достаточным для измерения величия произведения искусства, но они делают работу отличной от деятельности, имеющей утилитарные цели, то есть виды творчества, в которых цель оправдывает средства, например, фотографии, которые служат задачам рынка, или тестирования и обследования в рамках механической оценки. (Мы не хотим сказать, что при таких условиях не может возникнуть произведение искусства; даже в таких обстоятельствах искусство может иногда расцветать).

Таким образом, присутствие красоты не привязано к конкретности или абстрактности представленной здесь темы или объекта. Красота излучается и расходится по путям и средствам, в которыхтворение, изначально представленное в «любовном чувстве», подходит к нам. Это то, что так глубоко трогает нас в таких произведениях, как «Герника» Пикассо, «Венгерские псалмы» Кодали, «Ад» Босха, «Пьяницы» Брейгеля, сцена бичевания Христа в «Страстях по Матфею» Баха, а часто и в полных боли картинах, движениях, звуках, ритмах, действиях и словах наших клиентов. Эти представления привлекают наше внимание и эмпатическое недоумение, не пробуждая при этом нашу тревогу или защитные реакции. Силы красоты, которая позволяет приблизится к тому, что вызывает боль, к страданию, к безобразному, к отвратительному, архетипична, как это хорошо описано в мифе о «Красавице и чудовище».

Когда мы ответственно отвечаем на то, что возникает процессе творчества, мы проявляем эстетическую ответственность . Далее мы обсудим более подробно особые качества, необходимые для достижения отношения эстетической ответственности.

Эстетическая ответственность в практике.

Когда терапевт подготовился или «очистился» и может приступить к работе, он или она готов применить теорию и язык, характерный для студийной работы – иными словами, эстетическую ответственность. Это применение эстетической ответственности становится противоречием (конфронтацией), в терапевтическом смысле, и жизненной частью применения художественного подхода к терапевтичеким отношениям.

Ответственное художественное участие в артистическом/терапевтическом процессе характеризуют определенные качества. Они включают:

* Усиленное, устойчивое, направленное внимание;

* Самоотдача, которая превосходит границы времени и пространства;

* Проницаемость границ между художником и творением;

* Бескорыстное влечение/тоска по творению;

* Отпускание работы, когда она завершена; и

* Условие, при котором ценность процесса не зависит от того, является ли творение прекрасным или «чудовищным».

Далее мы проиллюстрируем эти принципы при обсуждении силы красоты в терапевтической помощи.

Cила красоты в терапевтической помощи.

Упорядочивание беспорядка

и приведение в беспорядок порядка,

пока оно само не организуется

Эстетические соображения руководят нами при обретении нами открытости и чувствительности к действенной реальности наступающего. Мы коснемся техник и методов, которые усиливают эстетическую ответственность, открывают креативность, и развивают техники, открывающие дверь к миру образов. Как выглядит такая эстетическая вмешательство на практике? Ниже мы приведем несколько отрывков.

Пример из Сценического искусства

Сцена позволяет нам присутствовать при том, что находится «за сценой». В драме терапевт может использовать вмешательство:

«Кажется, что голос и жесты не соответствуют персонажу, которого ты играешь. Давай исследуем диапозон голоса во фразе, которая произносится перед тем, как Энн входит в комнату».

Театр- это вид искусства, который имеет глубокое психологическое влияние, когда работа в студии оптимально оттачивает эстетическое качество. Морено признавал и использовал эту силу в своем «Театре спонтанности», посредством которого он развивал и совершенстовал свою психодраматическую технику (1959). Эта сила была признана и внедрялась также и в теорию драмы, например, в работе Константина Станиславского (1961) в России, Ежи Гротовского (1970) в Польше и французского режиссера Жана Руша (1975).

Пример из Танца/Движения

Разучись, научись заново двигаться,

Двигайся тем, что движет тебя.

В танце мы можем наблюдать, например, такой диалог:

Терапевт : Я вижу,что движения верхней части твоего тела и рук направлены наружу и наискосок, доходя до половины вверх, как развивающиеся крылья; но я не могу почувствовать или увидеть приземления или полета. Это особенно заметно в работе ног.

Танцор : Я хочу быть птицей, но чувствую, что не могу оторваться от пола.

Терапевт : Попробуй обрести чувство воздуха. [Она предлагает клиенту сильно дышать, изображая ртом шум ветра. Тогда стопы начинают двигаться более целенаправленно вниз, вызывая более уверенное усилие, почти такое же, которое требуется птице, когда она пружинит лапами перед тем, как оттолкнутся от ветки].

Терапевт : Что еще мешает тебе стать летучим? Исследуй движения шеи, верхней части туловища и плеч.

[Действительно, после некоторого периода подобных обменов репликами, клиент открывает гортань и кричит, как морская чайка, а затем прыгает вверх, и в этом импровизированном танцевальном движении становится действительно летающим. Рождающийся танец оказывается красивым, катарсическим и эмоциональным].

Движение приносит то, что мы можем ожидать лишь в рамках просто телесно-ориентированной психотерапии; отличие состоит в том, что работа дыхания, тела и голоса вписана здесь в определенный вид искусства, которое становится все более прекрасным, по мере того, как выявляется сущность. Хотя мы можем ставить эти же задачи и в телесно-ориентированной терапии, но в этом виде терапевтической практики эстетика не учитывается.

Примеры из живописи

Мы не можем понять сна или образа,

пока не войдем в него ( McNiff , 1993).

В рисунке или живописи, терапевт может поощрять других к поиску «правильных» образов, предлагая помощь типа: «Возьми лист бумаги побольше!», «Используй больше воды!», «Посмотри на это внимательно перед тем, как приступить!», «Сделай это еще раз!», «Учти это негативное пространство!» и «Попробуй обозначит это пространство только цветом».

У рисования есть дополнительное преимущество того, что оно позволяет работать с материалом в течение многих сессий подряд, «не теряя нити», потому что материал сохраняется от одной сессии до следующей. Человек может переделать картину, или начать все заново. Кроме того, работы можно выложить рядом и рассматривать, как документ изменения в процессе роста. Когда мы держим в руках и рассматриваем серию изображений, мы можем как бы уловить действенную реальность бытия и быть свидетелями ее воплощения.

Примеры из Литературного творчества

Искусство литературы начинается со вслушивания в то,

что заставляет меня видеть.
Категория: Арт-терапия | Опубликовано 27.06.2009 | Просмотров: 3341 | Загрузок файла: 837
© 2007-2017 Наталья Кузьмина